Новости дня

Неафганцы стали крупнейшими жертвами американской политики разделения власти за последние два десятилетия.

Автор: Фаяз Бахраман Наджими, аналитик по региональным и международным вопросам, член Консультативного совета "Сангар".

Получается, что Россия в качестве эксперимента начала прокси-дипломатию по отношению к Афганистану, что-то вроде американской дипломатии "пинг-понга".

Соединенные Штаты Америки не применяют дипломатических формальностей нигде в мире по отношению к любой стране, которая не является их союзником. Они всегда устанавливают отношения с правительствами и их оппонентами и используют обе стороны в своих интересах. Но у них однобокий подход к правительствам стран-союзников, включая Талибан.

Скорее всего, Россия экспериментирует с новым методом, по крайней мере пока, в географическом регионе под названием Афганистан. Ее официальная политика – взаимодействие с талибами, а неофициальная политика от имени партии "Справедливая Россия" – с противниками Талибана.

"Внутрисистемные" оппозиционные партии в России не эквивалентны западным оппозициям, и по основным вопросам они вносят вклад в внешнюю политику центрального правительства, точно так же, как две американские политические партии.

Встреча партии "Справедливая Россия" с большинством неафганских оппонентов в гостинице бывшего ЦК КПСС, а ныне президентской правительственной гостиницы, была невозможна без поддержки российских силовых структур, особенно Совета безопасности.

Совет безопасности России, а также некоторые военные и персидски-ориентированные эксперты придерживаются иного и лучшего взгляда на неафганцев. Фронт Сопротивления и Совет Сопротивления считаются частью будущей опоры безопасности России в Центральной Азии, основу которой составляют таджики и хазарейцы (два крупнейших персоязычных народа), а также их естественные союзники — узбеки и туркмены (тюркоязычные народы).

Официальная политика России в отношении географии под названием Афганистан заключается в сотрудничестве и терпимости к Талибану, поскольку Талибан является инструментом планов американских демократов по созданию нового фронта войны против России в сфере ее безопасности в Центральной Азии. Точно так же, как зависимая от США Армения стала проблемой на Кавказе, Талибан является проблемой в Центральной и Южной Азии.

Однако в настоящее время дипломатический ход России можно назвать методом «хорошего и плохого дознавателя», который одновременно умиротворяет и грозит получить результат. Это не более чем уловка в геополитической шахматной игре региона.

Совбез России постоянно обвиняет Талибан в терроризме и наркоторговле. Напротив, МИД России пока не вышел за рамки советов.

Хотя эта двойственность не в интересах России и ее союзников, у них нет другого выбора. Им приходится иметь дело с Талибаном и хранить молчание об их действиях по изменению этнической структуры на севере или строительству канала Куштеппа. Но ситуация не остается прежней. Одной из характеристик пуштунских этнических правительств за последние 270 лет является отсутствие продолжительности существования.

За короткое время, нож Талибана  достиг костей непуштунов. Рано или поздно их крик поднимется и превратится в разрушительный поток против афганских или пуштунских правительей вплоть до границы разделения.

Вполне возможно, что политики и, скорее всего, российские спецслужбы осознали, что в недалеком будущем непуштунские регионы будут чреваты антиталибскими и антипуштунскими восстаниями. Поэтому необходимо открыть тесный диалог с представителями этих этносов, тем более, что именно эти этносы стали крупнейшими жертвами американской политики за последние два десятилетия в вопросе распределения власти.

Партия “Справедливая Россия” фактически положила начало прокси-дипломатии Кремля, которая является частью региональной политики России. И Ахмад Масуд, и Мохаммад Мохаккик произнесли слова, которые больше соответствовали линии большой кремлевской политики, чем слова и разговоры с политической партией.

Ряд западноориентированных пропагандистских СМИ, от Би-Би-Си до “Афганистан Интернэшнл” и др., предвзято и хитро пытались принизить значение встречи в связи с отсутствием официальных представителей России, но основная и схожая линия их работа заключалась в изменении направления общественного мнения.

Каждый серьезный политолог знает, что организованный митинг с массовой явкой состоялся без “необходимых консультаций” и не по приказу “определенных мест”, а это далеко от компетенции и возможностей партии третьего уровня.

Как российские, так и западные сторонники Талибана знают, какими будут будущие инструменты борьбы друг с другом в Центральной Азии.

Подготовка к ней уже началась!


Политика

Геополитика

Религия

Тероризм

27-фев-2024

От терроризма до религии…

На чем основана деятельность радикальных исламистов?