Новости дня

По совместному плану мировых спецслужб, 15 августа 2021 года, со сдачей Кабула талибам, все антиталибские лидеры, включая Ахмада Масуда, должны были быть устранены с афганской политической сцены.

Автор: Фахриддин Холбек, член Консультативного совета Сангар

Примечание: Этот рассказ основан на показаниях и признаниях людей, которые были непосредственными свидетелями событий. Пока решено не называть ни одного из них. Прежде всего, будут обсуждаться причины падения Панджшера, чтобы просветить умы читателей, особенно за пределами Афганистана. Далее речь пойдет об инцидентах в гражданском и военном аэропортах Кабула и о встречах военных с Ахмадом Масудом 15 августа. Наконец, поговорим о встречах в Пакистане с участием таджикских и хазарейских антиталибских лидеров.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

С падением Мазари-Шарифа талибами 14 августа 2021 года последний гвоздь был практически забит в гроб республики Гани. Ожидалось, что, по крайней мере, ключевой город на севере, считавшийся базой трех могущественных военно-политических сил — Джамиати Ислами Устада Атамухамада Нура, Джунбиши Милли маршала Абдурашида Дустума и Хезби Вахдат Мухаммада Мухаккика, разрушит чары их завоевания. Это ожидание было не только внутри Афганистана. Такое ожидание разделяли и страны, традиционно поддерживавшие антиталибское сопротивление и до этого момента предпринявшие некоторые шаги в этом направлении и не желавшие, чтобы Север попал в руки талибов, прокси-армии западных и пакистанских спецслужб. Север должен был выстоять. Но реальность была такова, что Мазари-Шариф сдался очень легко и быстро, а Север, важнейшая антиталибская база, пал перед талибами.

Падение Мазари-Шарифа стало поворотным моментом в общенациональных потрясениях, охвативших в последний месяц весь Афганистан. Предположение о том, что США и Гани передадут власть талибам, подтвердилось. Проект капитуляции Афганистана, который поэтапно реализовывался в течение последних 20 лет, подходил к завершающей стадии. История войн последних десятилетий доказывает, что падение Мазари-Шарифа всегда прокладывало путь к падению Кабула. Но на этот раз Кабул пал очень скоро, днем ​​позже, и это очень знаменательный факт в истории Афганистана.

Для того чтобы завершить весь замысел окончательным смертельным ударом, региональные и мировые разведки подготовили план, реализация которого уничтожила бы последнюю надежду на сопротивление и сделала бы Талибан единственным и безоговорочным победителем почти полувековой войны в Афганистане.

Это был план ликвидации всех лидеров антиталибского фронта, в первую очередь Ахмада Масуда — новой надежды Афганистана и региона в противостоянии оккупации и терроризму, а также считавшегося новым препятствием для мировых спецслужб в реализации проекта “большой скачок” в сторону Центральной Азии. Его реализация потрясла бы не только Афганистан, но и все мировое общественное мнение.

 

Часть 1: ПОЧЕМУ ПАЛ ПАНДЖШЕР?

Встреча в Вазир Акбархане

Еще одним чудом, которого ждал мир, стало сопротивление Панджшера, крепости сопротивления талибам. Эта историческая долина автоматически высветилась на темном горизонте, окутавшем весь Афганистан, как последняя искра надежды на сопротивление.

Мир понимал, что талибы оккупировали Афганистан, но жизнь их власти зависела от того, что решит Панджшер во главе сына Ахмад Шаха Масуда.

В ночь с 14 на 15 августа около 70 политических лидеров, военачальников и старейшин Панджшера собрались в доме Ахмадвали Масуда, брата Ахмад Шаха Масуда, на 3-м проезде 13-й улицы района Вазир Акбархан города Кабула. Вопрос был такой: падение Кабула неизбежно, но что делать Панджшеру, главной базе антиталибского сопротивления, чтобы не потерять Афганистан?

Было предложено два варианта: 1) капитуляция или 2) сопротивление. Большинство, за исключением двух священнослужителей, выбрали второй путь. Оба они сосредоточились на мирных переговорах с талибами. Обосновывали это тем, что у Панджшера не было подготовки и возможностей для войны, естественно сопротивление означало бы самоубийством. Но эти двое не понимали, признают ли талибы Панджшер стороной и сядут ли они за стол переговоров.

Как бы то ни было, слова священнослужителей никто не воспринял всерьез, ибо они были совершенно лишены логики. Последующие события и нападение талибов на Панджшер также доказали, что эта группировка в гуще безумия и эгоцентризма, опьяненная победами, не признавала и не видела против себя никакой стороны. На самом деле те, кто с самого начала говорил, что признают стороной только США и ведут переговоры только с ними, чего они добились и договорились, никогда не признали бы панджшерских “коррумпированных лидеров”. Единственным человеком, которого они игнорировали, был Ахмад Масуд, сын их заклятого врага Ахмад Шаха Масуда. Выброшенные из средневековья муллы считали его “неопытным юношей”, хотя поддерживавшие их иностранные спецслужбы так не считали.

У талибов и Пакистана были свои обиды на Панджшер. Они хотели отомстить за свое позорное поражение в Первом Сопротивлении (1996-2001 гг.), завоевать могилу Ахмадшаха Масуда и не только убрать его из сердец и глаз народа, но и разрушить миф о непобедимости крепости сопротивления.

С другой стороны, Пакистан и США никогда не позволяли талибам отказаться от нападения на Панджшер, потому что их спецслужбы вместе с правительствами Карзая и Гани сделали все, чтобы эта долина не выдержала и была покорена при первом нападении.

 

От крепости сопротивления до туристической зоны

Спецслужбы США (ЦРУ) и Пакистана (ISI) в сотрудничестве с управлением безопасности правительства Карзая-Гани и Сетью Хаккани умело манипулировали Панджшером в течение 20 лет существования республики. В этот период, за исключением поддержки панджшерских талибов, таких как Кари Кадратулла, в долине были созданы и укреплены экстремистские и террористические организации, такие как “Хизби Тахрир”, ИГИЛ, “Аль-Каида” и подозрительные группировки, такие как Хамид Хорасани, которые разделили панджшерское общество изнутри на части.

В Панджшере не было оружия. Американцы вывезли все склады, оставшиеся с первого периода сопротивления под руководством Ахмад Шаха Масуда. Согласно программе DDR (Disarmament, demobilization, and reintegration — РДР — разоружение, демобилизация и реинтеграция), которая проводилась по всему Афганистану после прихода США и НАТО с 2003 г., все панджшерские арсеналы были вывезены и, что интересно, руками двух панджшерцев - Мухаммад Касима Фахима, министра обороны, и Бисмиллахана Мохаммади, тогдашнего начальника штаба армии. Долина осталась без оружия и практически обезоружена.

В 2006 году автор этих строк сопровождал журналиста Раззака Мамуна на его встрече с маршалом Фахимом. Когда Мамун спросил его: “Почему ты разоружил Панджшер? Неужели вы не понимаете, что пуштуны когда-нибудь вернутся на таджикские земли с таким же влечением, как и Абдулрахман?*», — он очень разозлился и расстроился. Помню, Фахим ответил: “Зачем тебе такие разговоры? Что ты хочешь? Хватит вносить раздор! Мы должны построить нацию!”

РДР – программа разоружения в Афганистане была продуктом RAND Center, американской организации, разрабатывающей программы в качестве центра стратегических исследований для правительства, военных и спецслужб США. Его главным кадром по Афганистану был Залмай Халилзад. Вся афганская политика Белого дома с начала 90-х строилась на его видении. Эта политика продолжается и по сей день, и непосредственная роль Халилзада в ее реализации очевидна для всего мира. Ярким примером является Дохинское соглашение с талибами 2020 года, в результате которого они пришли к власти.

Самым большим достижением РДР стало разоружение антиталибских командиров, проведенное в рамках политической кампании под названием “устранение полевых командиров” с политической сцены Афганистана правозащитными организациями — “грантоедами” Запада после 2001 года. С другой стороны, эта программа даже бросила некоторых антиталибских командиров в объятия талибов, яркими примерами которых являются Кари Фасихуддин и Махдум Алим.

Панджшерским примером является командир Маликхан Дара, который в сентябре прошлого года без боя сдал талибам два района долины - Дара и Абшар. Маликхан был одним из командиров Ахмад Шаха Масуда во время джихада и Первого Сопротивления. Он вернулся во Фронт Сопротивления в мае, но в то время был забыт своими товарищами по оружию во главе с маршалом Фахимом, и это побудило его присоединиться к талибам.

Свою роль в падении Панджшера также сыграли Амрулла Салех, первый заместитель президента Гани, и Бисмиллахан Мухаммади, который последние три месяца был министром обороны республики. Несмотря на неоднократные просьбы старейшин, они по незнанию или умышленно отказались дать оружие народному ополчению в Панджшере, хотя имели в своем распоряжении все средства. Ради некоторых приличий не будем вдаваться в подробности.

Во время Первого Сопротивления в Панджшер вела только одна дорога — главная со стороны Парвана. Но за последние 20 лет по некоторым проектам, в том числе ПРТ НАТО, было восстановлено еще пять дорог через Дарбанд (из провинции Каписа), Чиланак (Парван), Хавак (Баглан), Анджуман (Бадахшан) и частично Перевал Ариб (Нуристан), по которому мог двигаться транспорт. К ним добавляются несколько пешеходных дорог через перевалы Абдуллахел, Аллах Акбар, Абшар, Зард (из провинции Тахар) и Паранде. Все эти маршруты в начале войны находились под контролем талибов.

Словом, по сравнению с Первым Сопротивлением Панджшер был полностью окружен. В то время провинции Бадахшан и Тахар были надежным тылом фронта, но теперь большая часть сил талибов под командованием Кари Фасихуддина Бадахши в этих провинциях выжидала для наступления на Панджшер.

В целом, Панджшер был практически не в состоянии остановить талибов, группировку, которой США предоставили все средства 350-тысячной армии (85 миллиардов долларов по официальным данным). Утверждение, что крепость сопротивления была разгромлена изнутри, абсолютно верно. За 20 лет существования республики, когда в провинциях вокруг Панджшера, например, в Бадахшане, Нуристане и Парване, происходила талибизация и игилизация со стороны спецслужб США, Пакистана и правительств Карзая-Гани, эта долина изо дня в день становилась “туристической зоной”, а ее лидеры соревновались домами, автомобилями и даже роскошной и стильной одеждой, даже в том, кто больше польстит Карзаю, Гани и особенно Залмаю Халилзаду.

Талибы и их сторонники - США и Пакистан все это прекрасно знали и верили в несомненное поражение Панджшера. Естественно, вести переговоры с сопротивлением, которое шло с пустыми руками, было не только нелогично, но и, с их точки зрения, считалось грубой стратегической ошибкой. Им пора было раскрыть свою историческую обиду, отомстить за поражения от рук Ахмад Шаха Масуда в первой же атаке и разрушить легенду о непобедимости крепости сопротивления, которая в те дни днем ​​и ночью распространялась в социальных сетях молодыми таджиками - панджшерцами и непанджшерцами.

С другой стороны, на протяжении многих лет пакистанские учителя внушали разуму и духу пуштунских талибов на юге Афганистана и Хайбара-Пахтунхва легенду о том, что Панджшер — это “ущелье ереси”, а панджширец — это “еретик”. По этой причине война против них считалась “джихадом”. Позже один из ученых талибов признал это в эфире ТВ Тулу. Также было распространено видео, на котором человек говорит генералу талибов Мобину: “Панджширцы даже преследовали сподвижников во времена Пророка”. Безусловно, история “ереси» Панджшера и панджшерцев восходит ко временам джихада и Ахмад Шаха Масуда и имеет интересную и долгую историю, о которой мы поговорим в другой статье.

Автор этих строк категорически не согласен с теми, кто винит в падении Панджшера командующих фронтами сопротивления, в том числе Салеха Мохаммада Регистани, Раиса Дауда, Гулхайдара и других. Падение Панджшера было неизбежным по указанным выше причинам.

Вторая часть:

Самолет смерти: как провалился план убийства Ахмада Масуда? - 2


Политика

Геополитика

Религия

Тероризм

24-июнь-2024

Американский ИГИЛ: от Ближнего…

Украинская армия превращается в израильскую армию.